Пилот

All lyrics of this artist »

Готика

"Ч/б" (2006)
		Готика


		Разреши мне застрелиться
		Только это мне по силам
		Рядом кто-то удивится
		И тормознет меня постыло
		Крикнет он, но будет поздно
		Холодеть уж будет тело
		Я нахмурю брови грозно
		И свалюся неумело.


		Хоронить меня придется
		Будет дождь и будут слезы
		Было у меня два друга
		Теперь их тысяча найдется
		И скажут: "Классным был он парнем!"
		Будут врать и притворяться.
		Я скажу им чтоб заткнулись,
		Чтобы молча попрощаться.


		Все, что было, канет в лету,
		Зарастет травой в лесу.
		Боли нет, печали нету
		Девчонка мнется на ветру
		И стихнет нрав мой оголтелый,
		Мой дух уйдет гулять в поля!
		Посиди со мной немного...
		Вот и все, прости, пора...



-

		Разреши мне застрелиться
		Только это мне по силам
		Рядом кто-то удивится
		И тормознёт меня постыло
		Крикнет он, но будет поздно
		Холодеть уж будет тело
		Я нахмурю брови грозно


		Хоронить меня придётся
		Будет дождь и будут слёзы
		Было у меня два друга
		Теперь их тысяча найдётся

		И скажут: "Классным был он парнем!"
		Будут врать и притворяться.
		Я скажу им чтоб заткнулись,
		Чтобы молча попрощаться.

		Всё, что было, канет в лету,
		Зарастёт травой в лесу.
		Боли нет, печали нету
		Девчонка мнётся на ветру

		И стихнет нрав мой оголтелый,
		Мой дух уйдёт гулять в поля!
		Посиди со мной немного....
		Вот и всё, прости, пора...


-

		Разреши мне застрелиться, только это мне по силам
		Рядом кто-то удивится и тормознёт меня постыло
		Крикнет он, но будет поздно, холодеть уж будет тело
		Я нахмурю брови грозно и свалюся неумело

		Хоронить меня придётся, будет дождь и будут слёзы
		Было у меня два друга, теперь их тысяча найдётся
		И скажут: "Классным был он парнем!" Будут врать и притворяться.
		Я скажу им чтоб заткнулись, чтобы молча попрощаться.

		Всё, что было, канет в лету, зарастёт травой в лесу.
		Боли нет, печали нету, девчонка мнётся на ветру
		И стихнет нрав мой оголтелый, мой дух уйдёт гулять в поля!
		Посиди со мной немного. Вот и всё, прости, пора...

		В своей биографии он признаёт, что в юные годы, как и многие его сверстники,
		он действительно пришел к глубокой религиозности. Которая однако уже в
		двенадцатилетнем возрасте резко оборвалась.
		Способность воспринимать то непостижимое для нашего разума, что сокрыто под
		непосредственными переживаниями, чья красота и совершенство доходит до нас
		лишь в виде косвенного, слабого отзвука - это и есть религиозность. В этом
		смысле - я религиозен. Космическое, религиозное чувство не приводит к
		сколько-нибудь завершенной концепции бога, ни к теологии.